Регистрация компании на PromPortal.su Корзина0
79236228489

Парниковые газы на блоковой цепи

  • 12.02.2017 в 14:54
  • Просмотров: 14
  • ID: 7867

Платформа DAO IPCI, созданная при участии Microsoft, намерена упростить и унифицировать торговлю правами на выброс парниковых газов при помощи технологии блокчейн в России. Эта цифровая экосистема основывается на равноправном взаимодействии участников и обеспечивает прозрачность и неизменность данных.

Единый рынок сокращений

Вступление в силу Парижского соглашения по климату создало предпосылки для формирования глобального рынка обращаемых климатических активов и обязательств. Его основой станет единый базовый актив — право на выброс парниковых газов, а универсальной единицей — тонна СО2.

По оценкам Всемирного банка, единое рыночное пространство будет иметь целый ряд преимуществ, включая стабильную цену на углеродные выбросы, инвестиционную привлекательность и сокращение издержек. Создание такого механизма также даст четкий сигнал участникам рынка, что углеродное регулирование — это всерьез и надолго. Общий объем зрелого рынка будет достигать триллионы долларов США. Прогнозируемый объем фьючерсного рынка — $2–4 трлн при охвате 25% глобальной эмиссии и цене $20 за тонну СО2, говорит заместитель главы компании «Экоком» Антон Галенович.

Формированию международного рынка углеродных единиц и стабильному спросу на них мешает отсутствие единых стандартов. На сегодняшний день существуют десятки специализированных углеродных реестров, бирж, служб слежения, аукционных площадок, 17 отдельных схем торговли выбросами, охватывающих 54 юрисдикции, и более 40 обращаемых углеродных единиц. Самым крупным рынком на сегодняшний день является Европейская система торговли выбросами, объединяющая 28 стран. Общенациональный рынок с объемом 3–5 млрд тонн СО2-эквивалента в год создает крупнейший эмитент парниковых газов — Китай. Он объединит действующие рынки восьми городов и провинций страны. Готовится к запуску пилотный проект глобального рынка для международной авиации, чей объем эмиссии достигает 800 млн тонн СО2 в год. Разработкой проекта единой сети углеродных рынков занимается и рабочая группа Всемирного банка. Она ставит своей задачей не привести национальные системы к единому знаменателю, где единицы могут торговаться 1:1, а создать систему оценки ценности каждой. Однако эффективность единой сети будет зависеть от прозрачности процесса и ответственности вовлеченных участников и институтов, отмечают в организации.

В России рынок углеродных активов только начинает формироваться, хотя предпосылки для него были созданы еще в период действия Киотского протокола. «После завершения в 2012 году периода обязательств Киотского протокола в России осталось более сотни ПСО (проектов совместного осуществления.— “Ъ”), которые имеют серьезный потенциал сокращения выбросов. Однако после 2012 года отсутствует практическая возможность реализовать эти сокращения в виде углеродных единиц и привлекать необходимое углеродное финансирование»,— отмечает эксперт группы по оказанию услуг в области корпоративного управления и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Владимир Лукин.

Ожидается, что к 2018 году будет разработан федеральный закон «О государственном регулировании выбросов парниковых газов», который определит меры, необходимые для реализации Парижского соглашения и концепции низкоуглеродного развития, что, в свою очередь, должно внести ясность в ситуацию на российском рынке. На этом фоне актуальным выглядит появление и развитие рыночных инструментов, которые будут способствовать уменьшению углеродного следа компаний и росту инвестиций в чистую энергетику.

Прозрачность и неизменность

Решением проблемы раздробленности и способом избежать появления мошеннических схем на рынке может стать использование технологии блокчейн. Это распределенная база данных, изначально лежавшая в основе криптовалюты биткоин, в которой с помощью асимметричного шифрования записывается информация о совершенных трансакциях. При этом в каждую трансакцию включены данные о всех предыдущих, а копии базы данных хранятся одновременно на множестве синхронизируемых друг с другом компьютеров — узлов сети. Впоследствии сфера применения блокчейна расширилась, на нее обратили внимание банки и правительственные организации. Оказалось, что прозрачность сети и неизменяемость данных делают ее подходящим инструментом для регистрации прав собственности, отслеживания цепи поставок и передачи любых — не только цифровых, но и физических активов.

«Системы, созданные на основе блокчейн-решений, обладают повышенной отказоустойчивостью и безопасностью, а также эффективностью и прозрачностью. А сама технология блокчейн сейчас считается одной из самых перспективных, ее влияние на различные отрасли экономики сравнивают с эффектом, который в свое время произвел интернет»,— поясняет евангелист по стратегическим технологиям Microsoft Константин Гольдштейн.

Использовать технологию блокчейн для контроля углеродных выбросов в 2015 году предложил экологический журналист Эдвард Додж. Согласно его проекту, каждая страна должна была выплачивать фиксированную сумму на каждую тонну выбросов СО2 на счет в блоковой цепи специальной цифровой валюты — карбонкоина. Право на эти деньги могли получить игроки, сокращающие объемы эмиссии углекислого газа в атмосфере за счет посадки лесов или совершенствования промышленных технологий. По расчетам господина Доджа, при цене $25 за тонну выбросов за год в фонде должно было скапливаться $800 млрд. Чтобы получить эти деньги, государства и бизнес будут активно искать способы ликвидации углекислого газа, сажать лес и инвестировать в зеленые технологии, а использование блокчейна позволит избежать злоупотреблений, утверждал активист.

В апреле 2016 года компания Australian Sustainable Business Group направила правительству Австралии предложение о создании блокчейн-платформы для оборота Австралийских углеродных кредитных единиц (ACCU), эмитентом которых является государство. Компания подчеркивала, что распределенная сеть снизит административные издержки и риск мошенничества, которое является серьезной проблемой на рынке экологических активов. Однако ответ министра экологии страны Грега Ханта был отрицательным, так как предложенный проект исключает участие национального регулятора в управлении сделками, а также делает возможной внешнюю торговлю сертификатами ACCU, которая не разрешается местным законодательством.

В ноябре 2016 года появились слухи, что IT-корпорация IBM и китайская компания Energy Blockchain Labs тестируют платформу для оборота углеродных активов, и в данном случае речь идет не о криптовалютах, а о Сертификатах о сокращении углеродных выбросов (CCER), которые будут выпускаться китайскими компаниями, вставшими на «зеленый» путь развития. Для Китая этот проект выглядит актуальным, так как на эту страну приходится около четверти мировых выбросов углекислого газа, впрочем, официального подтверждения этой информации так и не появилось.

DAO для России

Несмотря на растущий спрос и преимущества технологии, единая система углеродной экономики на блокчейне до сих пор не сложилась. «Построить цифровую экосистему для экологических активов и обязательств на основе блокчейн-технологии очень непросто,— поясняет Антон Галенович.— Для этого необходимо сочетание высокой компетенции в экологических рынках и в технологии блокчейн».

Попытку решить эту задачу предприняли разработчики российского проекта углеродной биржи на блокчейне. Он был создан в рамках программы климатических инициатив фонда «Русский углерод» при IT-поддержке команды разработчиков Airalab. Пилотные коммерческие сделки по продаже и приобретению углеродных единиц на блокчейн-платформе DAO IPCI должны пройти уже в феврале 2017 года.

DAO IPCI оперирует единицами базового актива — права на выброс углекислого газа. В дальнейшем на ней могут обращаться и другие экологические активы и обязательства, которыми, по замыслу создателей, могут оперировать международные организации и государственные структуры, транснациональные корпорации, частные фирмы, индивидуальные потребители. Приобретенные углеродные единицы покупатели будут использовать для погашения на блокчейн-платформе DAO IPCI углеродного следа своей продукции (товаров и услуг) или своей деятельности.

Преимуществом платформы, по словам разработчиков, является использование так называемых умных контрактов (smart contracts) на основе блоковой цепи. Они исключают участие людей: условия исполняются автоматически в последовательности, заданной алгоритмом, что экономит ресурсы и сводит к минимуму вероятность ошибки. По словам создателей DAO IPCI, применение системы «умных контрактов» позволит гарантировать, что число цифровых углеродных единиц на платформе соответствует фактическим сокращениям выбросов, а манипуляции с ними исключены. «Предыдущим попыткам не хватает глубокого понимания рынков экологических кредитов, они основаны на криптовалютах и не способны подтвердить экологическую целостность цифровых единиц как рыночных инструментов, и устанавливают лишь поверхностную, не вполне убедительную связь криптовалют с действиями экологической направленности»,— утверждает господин Галенович.

Для принятия к зачету платформой DAO IPCI результаты действий по предотвращению изменения климата (интегрированные единицы, эквивалентные тонне СО2) должны соответствовать ряду требований, одним из главных является их независимое заверение. Эффективность мониторинга и раскрытия информации должны быть подтверждены независимой аудиторской организацией. Такая организация должна обладать достаточной компетенцией и высокой репутацией в сфере соответствующих аудиторских услуг, а также быть аккредитованной углеродным реестром фонда «Русский углерод». Система может регистрировать и углеродные единицы, выпущенные в других системах учета, или конвертировать их в интегрированные единицы, но только при условии их соответствия требованиям и исключения из других систем оборота.

Проект DAO IPCI был реализован при технологической поддержке Microsoft Russia с использованием облачной платформы Azure Blockchain as a Service. Тестирование системы завершилось 1 декабря, и цифровое приложение DAO IPCI было размещено в основной сети блокчейн-системы Ethereum. По утверждению разработчиков, пробный выпуск в обращение углеродных единиц подтвердил возможность обеспечения правовой и экологической целостности инструментов и операций. Эмитентом углеродных единиц стала компания Aira Group, юридическая компания Baker & McKenzie выступила в качестве аудитора.

По мнению создателей DAO IPCI, платформа поможет решить основные проблемы углеродного рынка: сегментированность, разрозненность и неконвертируемость рыночных инструментов, следствием которых является разобщенность рыночных сигналов, повышенная волатильность цен, высокий уровень инвестиционных и регуляторных рисков при отсутствии инструментов их хеджирования, искусственное ограничение объемов спроса и предложения.

По словам Антона Галеновича, первые договоренности с эмитентами уже достигнуты, и первыми компаниями-участниками коммерческих сделок станут участники международных добровольных программ (например, программы Verified Carbon Standard). Вслед за ними платформа ожидает российских эмитентов, которые завершат заверение своих проектных единиц по «программе интеграции климатических инициатив». А первая пробная эмиссия уже была успешно проведена в декабре 2016 года с участием французского трейдера.

Что касается потенциальных покупателей, то, по данным создателей платформы, предварительные оценки спроса превышают первичное предложение, и он исходит не только от бизнеса. Например, DAO IPCI заключил договоренность о продаже углеродных единиц тем пассажирам «Аэрофлота», которые намерены добровольно компенсировать экологический вред от сжигания топлива при перелете. Есть и частные инвесторы, заинтересованные в покупке углеродных активов.

На данный момент приоритетом для DAO IPCI является международный рынок, так как в России сегодня нет углеродных единиц как заверенных результатов целенаправленной деятельности и нет рыночных инструментов и механизмов их зачета, не считая программы интеграции климатических инициатив «Русского углерода», запущенной в мае 2016 года. В рамках этой программы создан углеродный реестр, в котором регистрируются результаты действий по предотвращению изменения климата.

По мнению Владимира Лукина из КПМГ, основной трудностью развития инициативы будет обеспечение доверия со стороны ее пользователей. «Эта задача может быть решена только при условии абсолютно прозрачного независимого подтверждения количества углеродных единиц на основе общепризнанных международных стандартов с привлечением авторитетных аудиторских организаций. Ключевым вопросом покупателей углеродных единиц будет их вещественность, то есть реальность проектов, в рамках которых они генерируются. И я предполагаю, что ответ на этот вопрос потребует наибольших усилий со стороны операторов системы»,— отмечает эксперт.

С другой стороны, по словам господина Лукина, тема низко углеродного развития становится все более популярной в том числе среди обычных потребителей, которые в перспективе будут осуществлять выбор товаров и услуг с учетом их вклада в изменение климата или «углеродного следа». Это, в свою очередь, создаст потребность в инструментах, позволяющих компенсировать углеродный след, как на уровне производителей товаров, так и потребителей. «Данный проект имеет перспективы, так как существенно расширяет круг участников низко углеродного развития»,— считает он, не наблюдая административных барьеров для DAO IPCI с точки зрения госрегулирования.

Руководитель рабочей группы по вопросам изменения климата РСПП Михаил Юлкин настроен более скептично. «В условиях, когда углеродные квоты есть у всех стран, необходимо иметь процедуру, позволяющую избежать двойного зачета сокращений выбросов. А для этого необходимо взаимодействовать с уполномоченным государственным органом в сфере регулирования выбросов и с государственным реестром углеродных единиц. В отрыве от этого никакая схема торговли сокращениями выбросов работать не сможет»,— убежден он.

Людмила Брус, «+1»

http://kommersant.ru/doc/3213842